НЕФТЬ-ГАЗ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
На главную >>


Теперь на нашем сайте можно за 5 минут создать свежий реферат или доклад

Скачать книгу целиком можно на сайте: www.nglib.ru.

Предложения в тексте с термином "Это"

Это направление Фрейд назвал психоанализом.

Конечно, о наличии неосознанного содержания в~ человеческой психике знали и раньше, но это содержание сводили к тому, что было сформировано в сознании, а потом вытеснено из нега.

Это способ Фрейд назвал сублимацией.

Сублимация — это использова

Оба этих полюса представлены в соответствующих бессознательных структурах человеческого «Я» и сталкиваются в нем, пытаясь подчинить себе это Я и друг друга.

Если культура, требует от человека больше, чем он может, «то у индивида это вызывает бунт или невроз, либо делает его несчастным» (Фрейд 3.

Однако, как это часто бывает с первооткрывателями, Фрейд в своей концепщии чрезмерно усилил некоторые очень важные, но все же не единственно определяющие стороны дела.

Фрейдовское «Я» лишено подлинной свободы, это «Я» есть не свободная личность, а марионетка, за право манипулирования которой бьются одинаково безличные «Оно» и «Сверх-Я», природа и культура, которая у Фрейда сведена к общественно выработанным требованиям.

Однако это бессознательное уже нельзя было понимать как чисто природную силу, подобную фрейдовскому «Оно».

Архетипы коллективного бессознательного —это своего рода осадок от первичного душевного опыта чер ловечества.

Архетип - это не образ, а некое фундаментальное переживание, «тяготение» человеческой психики, которое само по себе лишено какой-либо предметности (образ же всегда предметен).

Архетип — это психический смысл в чистом виде, но не просто смысл, а первосмысл, незримо организующий и направляющий жизнь нашей души.

«Тень» — это темный бессознательный двойник нашего Я: «Мы несем в себе наше (историческое.

Ведь бессознательное — это «податель всего», подлинный источник жизненных сил, без которых нет ощущения красочности жизни, полноты жизни.

Причина генезиса цивилизаций кроется не в единственном факторе, а в комбинации нескольких; это не единственная сущность, а отношение» (Там же.

Это центральная тема Нового завета.

Вне этой чувственной реальности или нет ничего, или есть что-либо такое, чего мы не можем прочувствовать, а это эквивалент нереального, несуществующего (То/и же.

Это единообразие, с точки зрения структурного метода, выявляется не за счет отбрасывания различий этих объектов, а путем выведения различий как превращающихся друг в друга конкретных вариантов единого абстрактного образца.

Игра, в концепции Хейзинга — это культурно-историческая универсалия.

Человек создает и использует мир вещей и мир идей, который вращается вокруг него; и его роль — это роль демиурга, роль творца, а место его в культуре — это место центра мироздания артефактов, т.

Это тот мир реальностей, который на планете Земля до человека не существовал, реальность, которая возникает, живет и развивается вместе с человеком и которая будет существовать до тех пор, пока будет существовать человечество.

Однако та целостность культуры, с которой человек сталкивается в повседневной жизни — это целостность материальной и духовной жизни человека, целоетность^еехтех материальных и духовных средств, которыми он пользуется в своей жизни ежедневно, т.

это целостность материальной и духовной культур.

Материальная культура, в другом смысле слова—это человеческое «Я», переодетое в вещь; это духовность человека, воплощенная в форму вещи; это человеческая душа, осуществленная в вещах; это материализовавшийся и опредметившийся дух человечества.

Это энергетические и сырьевые ресурсы неорганического или органического происхождения, геологические, гидрологические или атмосферные составляющие технологии материального производства.

Это орудия труда — от простейших орудийных форм до сложных машинных комплексов.

Это разнообразные средства потребления и продукты материального производства.

Это различные виды материально-предметной, практической деятельности человека.

Это материально-предметные отношения человека в сфере технологии производства или в сфере обмена, т.

Это обычаи, нормы и образцы поведения человека, сложившиеся в конкретно-исторических социальных условиях.

Это также нравственныегэстетические, религиозные или политические идеалы и ценности, различные идеи и научные знания.

В общем, это всегда продукты интеллектуальной, духовной деятельности.

Обычаи — это привычные, мало подвергаемые осознанию, целостные образцы поведения.

Это могут быть нормы экономические или политические, технические или технологические, нравственные или правовые и т.

Все это способствует духовному обогащению личности и росту социальной комфортности в жизни человека.

Это более сложный и более развитый продукт духовной культуры.

Это способствует тому, что такая культура способна гасить крайности и чрезмерный радикализм.

Во всяком случае необходимо уметь находить меру, а это уже не только знания и эрудиция, но и житейская мудрость, искусство жить.

Это хронология возникновения их, список этих ценностей, основные этапы их развития и распределение по степени важности на каждом этапе и, особенно, на этапе, современном с жизнедеятельностью самого выбирающего эти ценности.

Это сведения о классических памятниках, текстах и т.

Это, так сказать, пантеон данной культуры и знание его позволяет видеть потенциал данной культуры.

Это функциональная часть культуры, которая задает регламент поведения человека в мире ценностей.

Прежде всего, это продуцирование и накопление духовных ценностей.

Это можно делать в театре, а можно и в храме или на карнавале.

Очевидно, что культура — это целостный организм и наиболее благоприятного результата достигает та личность, которая не замыкает себя в отдельных и изолированно практикуемых видах духовной деятельности.

В конце концов, культура — это пересозданная человеком природа.

Культура XX века показала это наглядно и довела отчуждение до максимума, что породило формы техницизированного бытия человека, и вслед за этим —экологические проблемы.

Природа — это среда инстинктивного обитания человека, а вне этого человек не способен существовать как биологический вид.

Это потребует переориентации всех видов жизнедеятельности человека, его менталитета, целей и идеалов, т.

Природа в этом мировоззрении должна рассматриваться как самоценность, и ее преобразование должно санкционироваться высшими духовными смыслами, а не технократическими показателями, как это зачастую делается в современной культуре.

Возможно, это будет био-сфероцентристский менталитет и мировоззрение, где основная задача культуротворческой деятельности человека должна сводиться к развитию и установлению экологической самодостаточности человечества.

Очевидно, что это — задача новой по духу культуры и нового по мировоззрению человека.

Однако, это не значит, что миф исчерпал себя.

На этой почве становится возможной конкретно-чувственная ориентация человека, а это один из самых простых способов упорядочивания его деятельности.

Это порождает тенденцию к консервации ценностей и культурных традиций, что может вести к социальной стабилизации, но за счет сдерживания светских ценностей.

Это ретроценности, которые ориентированы в прошлое, это реалистические ценности, которые «точно» ориентированы к настоящему, и, наконец, авангардные ценности, ориентированные на будущее.

Для культуры это важный потенциал и фактор ее развития.

Бердяев замечал по этому поводу: это идея прогресса превращает каждое поколение, каждого человека, каждую эпоху в истории человечества в средство и орудие достижения некой «окончательной цели».

Культура—это скорее творческая лаборатория человеческого духа, в то время как науку скорее можно понимать как творческую лабораторию только разума.

Наука превратилась в фундаментальный фактор выживания человечества, она экспериментирует с его возможностями, создает новые возможности, реконструирует средства жизнедеятельности человека, а через это она изменяет и самого человека.

Но это ведет к тому, что вытесняются ценности субъективности: личностные, эмоциональные и чувственные компоненты культуры, а без них нет реального человека.

Ценность научного знания пропорциональна его полезности, но это по существу, технократическая характеристика.

Наука расширяет пространство для технократических атрибутов, обогащает сознание человека технократическими смыслами и значениями, но это все элементы цивилизации.

Наукоемкость культуры возрастает и это показатель прогресса человеческой истории.

Но «гуманность» тоже должна расти, ибо это показатель человечности исторического прогресса.

Это производство связано в определенную технологическую' цепочку.

А это значит, что в своей деятельности они руководствуются какими-то конкретными ценностями, совершают определенные обряды и т.

Это содержание действует достаточно долго, оно прошло испытание временем.

Деметр подчеркивает, что культура предприятия — это система представлений, символов, ценностей и образцов поведения, разделяемая всеми его членами.

Это означает, что на предприятии каждый связан общим взглядом на то, что представляет собой данное предприятие, какова его экономическая и социальная роль, какое место оно занимает по отношению к своим конкурентам, каковы его обязательства перед клиентами и т.

Организационные ценности — это предметы, явления и процессы, направленные на удовлетворение потребностей членов организации и признающиеся в качестве таковых большинством членов организации.

Это удовлетворение осуществляется в рамках социальной политики производственных организаций.

А это значит, что новаторство, инициативность, творческие наклонности в известном смысле могут выступать в качестве внутриорганизационных ценностей.

И это, бесспорно, способствовало росту котировок акций.

Основная цель обращения к истории — это не научная фиксация фактов эволюции организации, но стремление с позиций прошлого мотивировать деятельность персонала в настоящем.

На это работают бизнес-школы при компаниях, отбор идет и в университетах, через различные формы сотрудничества со студентами, начиная с первых курсов.

Мифология — это система словесных символов.

Обряд — это система символов в действии.

Язык — это наиболее интегральная часть культуры.

Это могут быть торжественные собрания, связанные с юбилейными датами деятельности компаний.

Обряд перехода, в отличие от двух других обрядов — это быстрая и скромная церемония, которая может заключаться в представлении вышестоящим начальником переведенного на новую должность своему новому коллективу, визиты вежливости коллег-смежников и т.

Это, по всей видимости, должно демонстрировать богатую историю компании и ее бойцовский характер.

Роджерс, это связано с тем, что IBM серьезно относится к своему делу и хочет, чтобы ее представители всем своим поведением и обликом доводили это до клиентов.

Это может быть связано с размером, размещением и отделкой помещения, соответствующие таблички и т.

И это, тот важный культурный капитал, которым располагают предприятия современной России.

Культура предприятий, как это будет показано ниже, опирается на культуру общества в целом, на его культурную историю.

Это культура повседневной жизни, представленная самой широкой аудитории по различным каналам, включая и средства массовой информации и коммуникации.

И все-таки все выше изложенное — это предистория массовой культуры.

Масса — это средний человек.

Сам по себе человек может быть культурным, но в толпе — это варвар.

Заранее заданная коммерческая установка, конвейерное производство—все это во многом означает перенесение в сферу художественной куль

В свою очередь потребление этой продукции — это массовое потребление, ибо аудитория, которая воспринимает данную культуру — это массовая аудитория больших залов, стадионов, миллионы зрителей телевизионных и киноэкранов.

Все это и создает личность, которая достаточно легко поддается манипулированию.

В массовой культуре формула (а в этом и есть сущность искусственно создаваемого образа — имиджа или стереотипа) — это главное.

И все это сочетается с открытой или скрытой пропагандой господствующего образа жизни, которое имеет своей конечной целью отвлечение масс от социальной активности, приспособления людей к существующим условиям, конформизм.

Это школа создала этическое учение — гедонизм.

Это, как правило, ведет лишь к появлению отлакированных картин вымышленной жизни, которые не всегда адекватны реальной ситуации.

Американская мечта — это совокупное представление об «исключительности» развития Америки и то, что каждый американец имеет равные возможности в достижении счастья и успеха.

Парадно-официальные книги, фильмы, спектакли о наших гигантских стройках, колхозах-миллионерах и прочее — это и есть проявление все той же позитивистской концепции социального дарвинизма, правда уже в нашей отечественной интерпретации.

Отпечаток духа делячества (а «прагма», по-гречески, это дело, действие) лежит на многих высказываниях представителей эстетики прагматизма об искусстве.

Однако в обществе массового потребления фильмов, телепрограмм, пластинок — все это часть реальной жизни.

Элита —это часть общества, наиболее способная к духовной деятельности, одаренная высокими нравственными и эстетическими задатками.

Новое искусство — это чисто художественное искусство (Там же.

Элита — по Ортеге—это не родовая аристократия и не привилегированные слои общества, а та часть общества, которая обладает особым «органом восприятия».

Причем это воззрение понималось как совестливое понимание художественного в человеке (Астафьев Б.

Сартр в своей работе «Экзистенциализм — это гуманизм» категорически заявлял: «Нет никакого другого мира, помимо человеческого мира, мира человеческой субъективности» (Сартр Ж.

Экзистенциализм — это гуманизм //Сумерки богов.

343) А человек — это центр и создатель этого мира.

С позиций гуманизма человек — это не просто продукт социальных обстоятельств, а свободное существо, субъект деятельности, познания и творчества.

Традиция — это всегда механизм воспроизводства некоторого художественного метода, его принципов и форм, в последовательности сменяющих друг друга поколений.

Метод социалистического реализма — это определенный художественный канон.

Общечеловеческие ценности—это идеал, символ, образец, регулятивная идея, и в таком качестве они имеют право занимать соответствующее место в нашем сознании и мировоззрении.

Из всего сказанного следует вывод о том, что одной из самых важных задач в современном мире является утверждение во всепла-нетарном масштабе идеи приоритета в нем гуманистического начала, а значит и той формы освоения действительности, в которой это гуманистическое начало отражается наиболее естественно и целостно.

В процессе дальнейшего исторического развития, уже на заре классовой цивилизации, людьми осознается нечто особенное, социальное в содержании духовной культуры своей эпохи, а через это происходит и последующий прогресс выявления в ней общечеловеческого начала.

Экзистенциализм — это гуманизм //Сумерки богов.

,Отождествить миф с изложенным кем-то мифологическим сюжетом — это то же самое, что спутать страстную любовь с ее описанием, данным к тому же посторонним и бесстрастным наблюдателем.

Но для первобытного человека это отношение было единственно возможным.

Миф как форма культуры 107 логического мира; мистическая сопричастность - это ассоциативно-психологическая, смысловая связь, воспринимаемая и переживаемая как способ реальной взаимной обусловленности вещей и явлений.

, но одновременно и одушевленное существо; животное — и животное (добыча) и священный дух; солнце — это и тот огненный шар, который мы каждый день видим на небе, но одновременно это и грозный бог, дающий и плодородие и засуху.

Отсюда можно сформулировать определение мифа: миф это способ человеческого бытия и мироощущения, целиком основанный на смысловом породнении человека с миром; человек здесь воспринимает психологические смыслы в качестве изначальных свойств вещей и рассматривает и переживает явления природы как одушевленные существа.

Космос — это древний образ мироздания, в котором человек не «царь природы» (это понимание возникает лишь в христианскую эпоху), а всего лишь ее часть.

Тотем — это не просто животное, а божественное животное, нечто среднее между демоном, человеком и животным.

вовсе не думают, будто это была такая же выдра, какие существуют сейчас.

Это.

Это особенно ярко проявляется в описанной Дж.

Царь-жрец—это особый человек, который воплощал в себе мистическую связь коллектива с обожествленной жизнью природы.

Но мистическая связь—это двустороннее отношение, и по поверью нормальная жизнь природы сама зависела от физической крепости царя-жреца.

Конечно, это относится прежде всего к самым ранним стадиям развития мифа, но отголоски подобного отношения к человеческой жизни сохраняются и на более поздних этапах языческой культуры.

Магия -это способ воздействия на вещи через использование не их объективных свойств, а их мистической сопричастности друг другу.

Слово всегда мистически связано с обозначаемым предметом или явлением, это слово - магический символ, слово-заклинание и неосторожное обращение со словом может грозить мировыми катастрофами.

Итак, магическое управление прир<°«»и* подменяло собой реальное, практическое овладение ее силаи^оиоТщако этот факт вовсе не свидетельствует о никчемности перв» ;ой магии, как это может показаться высокомерному рассуд временного человека.

Конечно же, мы не имеем в виду, что надс литься с основами магии и объявить ее полноправной конкуренткой науки, как это иногда делают современные сторонники оккультизма.

Каждая культура — это неповторимая Вселенная, созданная определенным отношением человека к миру и к самому себе.

В мифе человек магически овладевал миром, но не следует думать, будто это приносило ему свободу.

Это не просто космос, а магический космос, в котором все одушевлено и связано со всем мистической сопричастностью и магическим влиянием; здесь не только человек зависит от богов, но и боги зависят от человека, и все они есть лишь элементы космического целого; человеческая жизнь не самоценна, она есть прямое продолжение космической жизни, а внутренняя драма человеческой души воспринимается как результат вмешательства демонов и богов.

И это понятно, ибо главное назначение мифа—придавать смысл, и символические образы мифа выступают для человека универсальными (архетипическими, если использовать термин К.

Смысл — это содержание человеческого бытия (в том числе внутреннего бытия), взятое в особой.

Мир древних восточных культур — это магический космос, в котором человек чувствует себя лишь подчиненной частою.

Однако это уже не тот космос, в котором жил человек первобытной общины.

И если попытаться сформулировать главную суть государства такого типа, то можно сказать, что государство Запада — это форма социального осуществления свободы.

Все это требовало огромной и планомерной затраты ресурсов, жесткого административного управления и объединения множества изолированных сельскохозяйственных общин в одно целое.

И верховный властитель почитается не за свое личное мужество или силу (как это, было, скажем в европейском средневековье).

Это восточное «величество» (в отличие наследуемого «по крови» достоинства средневековых королей) есть качество, приходящее извне и воплощающееся в человеке.

Иного и быть не могло — ведь достоинство восточного владыки — это божественное достоинство есть воплощение бога, и это означает не только абсолютную власть, но и возможность иного воплощения того же самого божества.

Миф здесь преодолен ровно настолько, насколько это требуется для рационально-прагматического расчета и административно-государственного управления.

Да и сама власть в такого рода государстве не имеет подлинно светского характера: ведь и шумерский владыка, и египетский фараон, и китайский император — это не просто предводители войска (дружины), захватившие в свои руки бразды правления (как это было в европейском средневековье).

Нет, это правителижрецы, воплощающие в себе божественную сущность и сами именующиеся богами.

Это властители, унаследовавшие некоторые функции царя-жреца более древних времен.

Например, боги в изображении древних египтян — это существа с человеческим телом и головами животных, их божественность здесь изображается через образы существ, населяющих священную природу.

В Древнем Египте это проявляется в постепенном повышении значимости слова — слова не магического, а человеческого, слова как выражения человеческой мудрости.

Стань писцом, заключи это в своем сердце,

Указанная стадия развития характерна не только для Египта, это — обязательный этап становления всех древних культур, и его суть лучше всего охарактеризована Гегелем: «Сфинкса можно считать символом египетского духа: человеческая голова, выглядывающая из тела животного изображает дух, который начинает возвышаться над природой, вырываться из нее и уже свободнее смотреть вокруг себя, однако не вполне освобождаясь от оков» (Гегель.

Чело духа еще как бы стянуто железным обручем, так что он не может дойти до свободного самосознания своей сущности в мысли, но порождает это самосознание лишь как задачу, как загадку, относящуюся к самому себе» (Там же.

— это не пустое мечтание» — думали конфуцианцы, вдохновляясь примерами древности («Ли-цзи»//Древнекитайская философия.

Поэтому сокровенную суть конфуцианства можно выразить так: это была программа совмещения восточной государственности с принципом человечности через построение «тоталитаризма с человеческим лицом».

Культура — это универсальный способ творческой самореализации человека через полагание смысла, стремление вскрыть и утвердить смысл человеческой жизни в соотнесенности его со смыслом сущего.

Дао — это путь единой жизни, которая пронизывает все сущее, принимая различные формы и воплощаясь в бесконечной череде преходящих вещей и состояний.

Это и есть то, что древние назвали освобождением от пут.

Это слово вызывает у европейца вполне определенные, но обманчивые ассоциации, ибо даосское недеяние отнюдь не тождественно пассивной созерцательности.

Недеяние — это столь полное слияние с естественным ходом вещей, что отпадает необходимость в специальной, нарочитой активности.

Смысловая доминанта культуры — это тот главный смысл, то общее отношение человека к миру, которое определяет характер всех остальных смыслов и отношений.

115), Путь совершенномудрого — «это деяние без борьбы» (Там же.

Это происходит оттого, что для него не существует смерти» («Дао дэ цзин».

Казалось бы, даосизм и искусство должны быть бесконечно далеки друг от друга, ибо что общего между бесстрастием даосского отшельника или мастера-бойца (а это часто совмещается в одном человеке) и вдохновением художника, улавливающего тончайшие оттенки чувства?

И вовсе не случайно, что это учение возникло именно в Индии.

Удушающая жара, сменяющаяся сезоном беспрерывных тропических ливней, буйство растительности, оборачивающееся постоянным наступлением джунглей на крестьянские посевы, изобилие опасных хищников и ядовитых змей, — все это рождало у людей чувство униженности перед могучими силами природы, олицетворенными в образах индийских богов.

А если учесть, что в Индии сложилась освященная древними верованиями кастовая система, то ясно, что жажда освобождения здесь должна была выразить себя в гораздо более радикальной форме, чем это было у даосских мудрецов.

Более того, это было бесконечное, навязчивое наваждение, поскольку индийцы верили в переселение душ.

Это внутреннее угасание освобождает человека и от его страдающего «я», и от самой жажды жизни, влекущей вс«> живые существа к новым и новым перерождениям.

Просветление же — это преддверие окончательной нирваны, которая полностью разрывает всякую связь с жизнью.

Нирвана — это не просто покой или голое ничто (Там же.

Однако в нирване нам открывается лишь негативная сторона свободы - это свобода, взятая лишь как отрицание всякой зависимости, «свобода от.

Но это «ничто» — нирвана — несет для буддиста сокровенный смысл, во имя которого он готов отречься от собственного «Я».

Впрочем, и само это «Я» рассматривается здесь лишь как иллюзия, которая исчезает, когда человек всем своим существом устремляется к нирване.

Немногие достигают этого острова но тем, кому удалось это сделать, «даже боги завидуют» (См.

Для «просветленных» окончательная нирвана — это полное освобождение, полный уход от мира, но для непосвященного наблюдателя это должно восприниматься как небытие, смерть (пусть и блаженная смерть).

Это, безусловно, была религия (слово «религия» происходит от слова religare — связывать), ибо она связывала людей со спасающей запредельностью, объединяла в священном почитании запредельного как конечной цели.

И все же это была странная, необычная религия.

Нирвана же была подлинным освобождением от всех оков жизни, и если ее нельзя было истолковать в знакомых образах и понятиях, то это значило лишь, что она действительно лежит за пределами всего известного.

Но самое парадоксальное в буддизме — это не нирвана, а буддийская этика.

Махаяна — это прежде всего попытка ввести любовь и сострадание в круг буддийских догматов.

Это нововведение совершенно по-новому расставило этические акценты, но и оно не могло изменить главного: священная конечная цель — нирвана — по-прежнему оставалась по ту сторону любви и ненависти, добра и зла.

Буддизм выразил себя в многообразных направлениях восточной философии, в искусстве, в различного рода боевых искусствах (это прежде всего относится к чань — или дзен-буддизму, см.

Боль-культура Древнего Востока 131 шей частью это есть выражение смыслового кризиса: люди питают иллюзорную надежду, будто можно легко обрести радикальное решение своих духовных проблем на путях чужой культуры (см.

Это связано с глубоким традиционализмом древневосточных культур.

Особенно это наглядно видно в мифологии, где отражены все основные этапы выделения человека из природы и становления культуры.

С одной стороны, это сюжеты, рассказывающие о возникновении природных ландшафтов, о циклической изменчивости природы, о самообновлении флоры и фауны и прочее.

С другой стороны, это повествование о подвигах культурных героев, о созидании мира материальной и духовной культур.

Миф — это произведение устного народного творчества, сохранившее опыт поэтического осмысления действительности; это способ жизни, мышления, чувствования.

Но сами по себе символические формы — это внешняя сторона культуры.

Это и неудивительно.

Это уже не первобытный синкретизм, в котором существуют лишь зародышевые элементы будущих видов искусств, жанров, художественных форм наравне с элементами религии, политики, морали и проч.

Что это было: «греческое чудо», на котором так настаивал Шлиман, «быстро облетающая роза», по мнению Гегеля, «символ благополучного существования», как полагали И.

«Вступая в мир Греции, мы чувствуем, что на нас веет родным воздухом, — это Запад, это Европа», — писал А.

Космос по-гречески — это не только мир, Вселенная, но и украшение, порядок, мировое целое, противостоящее Хаосу упорядоченностью и красотой.

Античная культура - это тип европейской рациональной культуры.

Но это приобщение осуществляется лишь тогда, когда

Ясно все это поняв, человек, веселись беззаботно.

Вновь, как это было в начале бронзового века, гибнут города, не строятся дворцы, на многие десятилетия забывается письменность.

Талантливый человек часто приходит к самым неожиданным открытиям, ибо он развивает общие основания глубже и дальше, чем это способны сделать большинство людей.

Выразить это можно лишь в изобразительной, а не абстрактно-знаковой форме.

Художники в это время начинали всецело зависеть от частных заказов крупных рабовладельцев, либо царского двора.

Кругозор эллинов расширился значительно — это определялось во многом военными походами, торговыми и научными путешествиями в далекие страны.

Рим — это звон гладиаторских мечей и опущенные вниз большие пальцы римских красавиц, присутствовавших на гладиаторских боях и жаждущих смерти поверженного.

Рим—это Юлий Цезарь, который на берегу Рубикона говорит: «Жребий брошен», и начинает гражданскую войну.

Это образ философа, автора «Размышлений наедине с собой», безразличного к славе и бо

Именно это универсальное значение христианства и сделало Иисуса Христом (Спасителем, Мессией) в глазах миллионов людей, находящих в христианской вере смысловую основу своей жизни (см.

Христианский Бог — это надмирный Дух, свободно творящий не только природу, но и человека.

Иными словами, в человеке есть что-то божественное, но это «что-то» — не природная сила, а способность быть личностью.

Это стремление к духовному преодолению внешней стороны бытия особенно проявляется на рубеже нашей эры, ибо народ вновь попадает под власть чужеземцев, которыми на этот раз стали римляне.

Путь Спасения это путь уподобления Иисусу: духовное слияние с личностью Христа и (с Его помощью) очищение и преображение свое;й (греховной) природы, что ведет человека к окончательному избавлению от власти греха и смерти.

Если миф выступает как единственная форма культуры, то это породнение приводит к тому, что человек не отличает смысл от природного свойства, а смысловую (ассоциативную) связь от причинно-следственной.

В христианстве нравственные нормы обращены не к внешним делам (как это было в язычестве) и не к внешним проявлениям веры (как в Ветхом Завете), а к внутренней мотивации, к «внутреннему человеку».

В это время Римскую империю охватывает постепенно нарастающий духовный (смысловой) кризис: на гигантских просторах империи люди чувствуют себя духовно потерянными, они становятся лишь винтиками огромной бюрократической машины, без которой невозможно управлять империей.

Но вот Рим фактически перестал быть полисом, разросся до размеров империи, и это чувство исчезло вместе с прежним укладом политической и экономической жизни.

Однако это будет абсурдом лишь с точки зрения «мудрости мира сего», которая, по словам ап.

Безусловно, это нелепо, если видеть в них только врагов, а все отношения между людьми рассматривать исключительно сквозь призму соображений выгоды или убытка, вражды или союзничества.

Это: — Раннее Средневековье, от начала эпохи до 900 или 1000 годов (до X — XI веков); — Высокое (Классическое) Средневековье.

Раннее Средневековье — время, когда в Европе происходили бурные и очень важные процессы Прежде всего, это — вторжения так называемых варваров (от латинского barba — борода), которые уже со II века нашей эры постоянно нападали на Римскую империю и селились на землях ее провинций.

Это второй важнейший исторический процесс, определявший лицо раннего Средневековья в Западной Европе.

«Диссертация, защита, диспут, звание, сеть цитирования, научный аппарат, объяснение с современниками с помощью опор — ссылок на предшественников, приоритет, запрет на повтор-плагиат—все это появилось в процессе воспроизводства духовных кадров, где обет безбрачия вынуждал использовать «инородные» для духовной профессии подрастающие поколения»(Детпров М.

Это и привело в конце концов к возникновению новой парадигмы мышления—форм, процедур, установок, представлений, оценок, с помощью которых участники обсуждений добиваются взаимопонимания.

На первых порах это был пра-романский стиль.

Это могло привести к обрушению здания.

Это так называемый классический стиль достигает кульминации в первых десятилетиях XIII века в больших сериях скульптур на порталах северного и южного трансептов Шартрского собора.

Культурология — это гуманитарная наука о сущности, закономерностях существования и развития, человеческом значении и способах постижения культуры.

Все это влияло на эволюцию пьес-моралите в XV веке.

Ренессанс (renaissance — возрождение) — это эпоха великих открытий.

Наивысшей точки своего развития культура Ренессанса достигает в XVI столетии, когда становится общеевропейским явлением — это, так называемое, Высокое, классическое Возрождение, за которым последовало позднее Возрождение последних десятилетий XVI века.

Важно отметить, что античные рукописи и памятники были не мертвыми вещами, но подлинно учителями, помогавшими открыть самого себя, «это не камни, дерево и бумага, а материал для возведения памятника собственной личности» (Лазарев В.

И это можно понять и объяснить.

Она оказывала влияние на культуру Возрождения, даже когда это не осознавалось, А Ф.

Это эпоха переходная, в которой были сложнейшие переплетения, взаимодействия старого и нового, богатство и разнообразие культурных элементов.

И это не случайно.

Мир дан человеку, и так как это — малый мир, то в нем драгоценно все, каждое движение нашего тела, каждый завиток виноградного листа, каждая жемчужина в уборе женщины.

Это приводило мастеров Ренессанса даже к отождествлению науки и искусства.

«Это была эпоха, которая нуждалась в титанах и породила по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учености», — писал Ф.

И это не случайно.

Крупнейшие венецианские мастера Высокого и позднего Возрождения — это Джорджоне (1477-1510), Тициан (1477-1576), Зеронезе (1528-1588), Тинторетто (1518-1594).

Третий жанр, который возник и получил развитие прежде всего в Нидерландах — это бытовая картина.

Но Реформация была не просто религиозным обновлением, это была глубочайшая трансформация христианской культуры.

Однако считалось, что церковь в силу религиозных заслуг своих святых накапливает больше благодати, чем это нужно для спасения признанных праведников.

И это избыточное ко

Это, безусловно, не могло спасти попавшегося преступника от мирского суда, но заранее обеспечивало небесное прощение соответствующего греха (или многих грехов — все зависело от уплаченной суммы).

Это ошеломляло, возбуждало восторг; казалось, свежая струя воздуха проникла в невыносимо душную атмосферу, в которой задыхалось тогдашнее общество.

На первый взгляд это звучит странно, ибо если нравственность не ценит заслуги, то она, как кажется, открывает дорогу вседозволенности.

Это предполагает использование идей и методов философии, которая выступает методологической основой культурологии.

А это значит, что протестантизм с самого начала отверг всякого рода самообман, связанный с имитацией подлинной веры и последующим самоуспокоением.

Но если это ему удается, то он обретает уверенность в спасении.

Но это вовсе не означает, что человек начисто лишен свободы.

Но это избранничество без гордыни, ибо у верующего нет собственной свободной воли: он свободен лишь постольку, поскольку его воля принадлежит Богу.

Но это избранничество без гордыни, ибо у верующего нет собственной, независимой от Бога свободной воли: он свободен лишь постольку, поскольку его воля принадлежит Богу.

Задача культурологии — это осуществление диалога культур, в ходе которого мы приобщаемся к иным культурам, иным смысловым мирам, но не растворяемся в них.

-В свое время Лютер называл разум «потаскухой дьявола», но это было лишь осуждением гордыни разума, претендующего на независимость от Божественной воли и заповедей Писания.

Это позволяет приникать в жизненный мир иных культур, осуществлять диалог с ними и таким образом обогащать и глубже постигать свою собственную культуру.

Заметим, что иногда акцент на «понимающую» сторону культурологии приводит к появлению работ, по своему стилю напоминающих художественные произведения и нередко являющиеся таковыми (это прежде всего относится к философии экзистенциализма, идеи которой оказали огромное влияние на культурологию XX в.

Секуляризация общественного сознания, распространение идеалов протестантизма, бурное развитие естествознания, нарастание интереса к научному и философскому знанию за пределами кабинетов и лабораторий ученых—это лишь некоторые наиболее значимые приметы времени.

Это был исключительно вымышленный, умозрительный тип общества, который, по замечанию выдающегося философа и писателя эпохи Просвещения Жан Жака Руссо, возможно, никогда и не существовал и который, скорее всего, никогда не будет существовать в реальности.

Все это обеспечивало реализацию просветительских представлений о счастье как «естественном состоянии» «естественного человека», основным условием которого было возвращение к природе.

Наиболее ярко отражает это требование времени знаменитая фраза Вольтера «Все жанры хороши, кроме скучного».

Это стремление было в равной степени развито и в высших сословиях, и в среде простых людей.

Но даже «традиционный» счастливый конец Вольтер наполняет более глубоким смыслом: потраченные на долгие поиски истины годы не проходят напрасно как для самого Кандида, так и для его любимой Кунигунды, успевшей за это время превратиться из юной прекрасной девушки в безобразную старуху.

Весь смысл искусства для него — это трогать простые человеческие сердца и воспитывать при помощи «чувствительности» истинно добродетельного человека и гражданина.

Это произведение явилось образцом сентиментального романа в письмах, в котором Руссо удалось совместить изображение глубоких и тонких лирических переживаний главных героев — учителя Сен-Пре и его воспитанницы Юлии — с критикой общественного порядка, лживых нравов столичных аристократических салонов, хищничества буржуа.

В это время цивилизацион-ные процессы были максимально динамичны и имели определяющее значение для культуры.

Все это, с точки зрения О.

Многообразие художественных и социальных форм модернизма, различный характер этих форм на разных ступенях исторического развития XX столетия, а также широкий спектр идеологических устремлений, лежащий в основе эстетических экспериментов—все это затруднило поиски общих определений модернизма.

Первые модернисты — это люди конца XIX века, взращенные всеобщим кризисом европейской культуры.

Если оно и будет, то уже не у него, а у тех, кто придет вслед за ним, но для них это будущее станет лишь настоящим.

Все разговоры о «прекрасном будущем» — это химера.

Кандинский, именно это он хотел выразить в своих произведениях.

Дали — это только разные образы единого мирозданья, теряющего привычные ориентиры и параметры, переставшего совпадать с обжитым и понятным пространством человеческого бытия.

Это уже особый язык выражения: предельно кон

Эйзенштейна — тождественны, вот почему его фильмы — это ленты без сценария, одно лишь чистое воздействие.

Все это затем смешивается и монтируется.

Это, возможно, определяет главную ценность жизни.

Такой путь художественного развития ставит на одну грань с художником и зрителя, а это — грань варварства, точка отсчета.

В контексте традиционной культуры, художник — это мастер, творческий субъект, высокое ремесло которого сводится к выражению общечеловеческих ценностей в языке того или иного искусства.

И это самосовершенствование человек призван осуществлять, опираясь не на догмы и авторитет церкви, а на силы своего разума.

Фактичность и есть ценность, это данное, а не заданное, наличествующее, а не долженствующее быть.

Модернизм (равно как и постмодерн) — это всего лишь внутреннее беспокойство искусства, озабоченного задачей сверить свою эпоху с позабытым в суете Вечным.

Единственный элемент древнерусской культуры, в котором славянское доминирование не вызывает сомнений — это язык.

Это подтверждает то, что письменность у славян появилась задолго до принятия христианства, а также то, что до появления первого свода законов «Русской правды» складывалось и законодательство.

Язычество — это религиозная форма освоения человеком мира.

Это сделал великий философ, представитель классической немецкой философии Г.

У Гегеля культура по-прежнему выступает как реализация разума, но это уже реализация мирового разума или мирового духа (Гегель пользуется разными терминами).

Это уже существо небесное, глава иерархии богов.

Пленные славяне сообщили, что они не умеют владеть оружием, а только умеют играть на своих инструментах Это сообщение свидетельствовало о привилегированном, почетном положении древних музыкантов.

Это не просто вера в сверхъестественное или система обрядов.

Это образ жизни, определенная система идей, верований, представлений о человеке, его месте в мире.

Это было ее внутренним делом.

Это соответствовало политическим устремлениям князя Владимира.

На это и были направлены реформы Владимира, имевшие целью изменение культурных основ Киевской Руси.

Это обрусение христианского верования и церкви рано началось и шло в двух направлениях.

Во времена Киевской Руси это еще не имело большого значения.

Это способствовало развитию такого феномена, как духовность.

Былины — это устные поэтические произведения о прошлом.

Это были актеры, сочетавшие черты потешника, драматического лицедея, музыканта, певца, танцора, фокусника.

), хронографы, «хождения» (описания путешествий) — все это свидетельствовало о чувстве величия мира древнерусским человеком.

Для Гегеля это был самый естественный ( вывод, и на нем построена вся его концепция: в основе бытия лежит разум, мысль (но не человеческая, а самосущая, всемирная) и бытие тождественны.

Опричнина — это уникальный в мировой практике, нетипичный для России «политический карнавал».

Расцвет русской культуры 255 в собственной стране, это была психология самозванцев, разыгрывающих карту своей формальной законности по отношению к существующим нормам и одновременно утверждающих новую узаконен-ность своей власти, основанную на праве силы.

Это было время соперничества двух культур — барокко и «мужицкой».

Россия нуждалась в реформировании, но это было невозможно без предваряющих изменений в духовной сфере.

Это позволяло восстановить связь с европейским православным миром, привязать Россию к Европе духовно и тем самым расширить возможности для влияния в христианском мире; введение единообразия в церковной службе по всей стране, так как на местах богослужение велось по-разному, наличествовали черты языческих культов.

Характер — это совокупность психологических особенностей человека, проявляющихся в его поведении, действиях.

Это устойчивое начало в человеке.

Каждая летопись — это своеобразная историческая энциклопедия, цельное произведение.

Это «Летописец начала царства», где описаны первые годы правления Ивана Грозного, «Степенная книга»— с описанием портретов и времени правления великих русских князей.

В литературе это проявилось в формирювании демократического, светского направления; в архитектуре — в сближении облика культовых и гражданских построек; в науке — в росте интереса к обобщению практического опыта; в живописи — в разрушении иконографических канонов и появлении реалистических тенденций.

Это была своеобразная школа искусств и ремесел.

Это так называемое «нарышкинское барокко».

Таким образом, период XIV-XVII веков — это время складывания великорусского этноса и его основных стереотипов в сознании, самоопределения русской церкви, обретения ею своего места на культурной карте мира.

Все это наложило серьезный отпечаток на последующее развитие культуры России.

Зодчие отражают это в облике города, художники в изображении человека.

) Это.

Это позволило привлечь к

В XIX веке—это «Философские письма» П.

«Почва »—это уклад, основные черты которого сложились в условиях Московского царства.

«Цивилизация» — это уклад западного типа.

Это отразилось и в лингвистическом разрыве.

И когда речь идет о русских, это вовсе не значит, что имеются в виду только русские по крови.

Национальная культура — это культура нации как общности людей, складывающаяся в ходе формирования капиталистического уклада.

Но человек есть нечто большее, чем реализация идеи, а наличие некоей «логики» развития культуры вовсе не означает, что значение культуры сводится к логике, как это полагал Гегель: «В.

Это закономерно: в сознании общества смена типов культур происходит достаточно болезненно.

В-третьих (и это самое главное!

Начало XX века — это время расцвета русского театрального искусства, связанного с именами К.

Это закономерно: театр привлекает огромную зрительскую аудиторию, он находится в расцвете сил и возможностей.

Все это были разные способы постичь мир, раскрыть в нем художественную правду, за явлением распознать сущность, за малым увидеть всеобщее.

Это массовая поэзия, близкая городским низам: авторы, зачастую, свои, рабочие.

Пролетарская поэзия пронизана революционными призывами, и это тоже соответствует духу русского пролетариата.

Это особенно проявлялось в поэзии.

Врубелевские образы — это образы-символы.

Это означало, что Россия пыталась найти ответ на вопрос о судьбах своей культуры.

В крайних проявлениях это выливалось в культ «чистого искусства », в образы, порожденные подсознанием.

В это время кубизм во Франции пришел к так называемой «синтетической» стадии, перейдя от упрощения, схематизации и разложения формы к полному отрыву от изобразительности.

Это связано даже с сущностью самого термина, самого понятия «культура», которое понимается и как «возделывание поколениями вековой земли».

Пролеткульт — это культурно-просветительная и литературно-художественная организация, возникшая накануне Октябрьской революции и прекратившая свое существование в 1932 году.

«Во многих областях искусства — в кино, литературе, изобразительном искусстве — это время оставило след и стало частью духовной сокровищницы нашего века.

Это была книга-диагноз, книга-пророчество.

И в этом своем качестве книга Шпенглера — это предостережение.

Это связано с тем, что советский народ начинает знакомиться с культурой других стран и осуществлять духовные контакты со всеми континентами.

Не зря это время называют политической и культурной «оттепе-лью».

Это прозаики — В.

Культура в шпенглеровском понимании — это символически выраженная смысловая целостность (система), в которой естественно (и многообразными способами) реализует себя соответствующая душа: «Культура как совокупность чувственно-ставшего выражения души в жестах и трудах, как тело ее, смертное, преходящее.

Это общество требует более высокого уровня образования, экономической и политической культуры людей, способности самостоятельно ориентироваться в различных идейных и духовных традициях и течениях.

Необходимо изучать это наследство и активно включать его в современную социокультурную ситуацию.

Дворянская усадьба конца XVIII— начала XIX века — это украшение блестящего периода отечественной культуры, получившего название «Русское Просвещение».

Сам усадебный дом — это продолжение окружающей его природы.

В духовно-нравственной сфере это проявляется в том, что придается значение нормам и ценностям абсолютного, неизменного, не зависящего от конъюнктуры пространственно-временных координат человеческого бытия, социальных институтов и т.

Но религия — это общественно-историческое образование.

В настоящее время — это город с развитой в основном машиностроительной промышленностью, с населением свыше сорока тысяч человек.

Народная культура — это неотъемлемая часть социокультурного творчества.

Это двойственное» и по сути трагическое мироощущение Шпенглера блестяще охарактеризовал Н.

Шпенглер, пожалуй, и не стремился к этому, ибо для него главное было теоретически полнокровно выразить болевые проблемы эпохи, и это ему вполне удалось.

Энглер остроумно замечает: «Если бы души культур были столь абсолютно отделены друг от друга и столь различны по структуре, как это утверждает Шпенглер, то ему не удалось бы написать своей книги».

Это оберегает от опасного произвола и своеволия (и тогда это благо), но здесь же кроются и существенные ограничения творческой свободы.

Для Бердяева определяющая человека культурная форма есть не что иное, как «остывшая свобода» личного духа, это -отделившиеся от человека результаты личного творчества, а не выражение некого безличного мирового разума.

Но в это же статье, обсуждая исторические судьбы России, Бердяев надеется на «чудо религиозного преображения жизни» как альтернативу сковывающему символизму культуры и механически-бездушному порядку цивилизации, хотя при этом и считает, что России «придется пройти путь цивилизации» (См: Там же.

Его творческий дух последовательно и пытливо от,т крывает для нас эту проблему во всей ее сложности и глубине, и это открытие навсегда остается в истории науки и культуры, вдохнов,->| ляя нас на новое понимание мира и самих себя.




Главный редактор проекта: Мавлютов Р.Р.
oglib@mail.ru