НЕФТЬ-ГАЗ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
На главную >>


Теперь на нашем сайте можно за 5 минут создать свежий реферат или доклад

Скачать книгу целиком можно на сайте: www.nglib.ru.

Предложения в тексте с термином "Владимир"

Владимир

Девятьсот лет тому назад мы были крещены Святым Владимиром во имя животворящей Троицы, а не во имя бесплодного единства.

Так Владимир Соловьев вошел в русскую литературу и в русскую общественную мысль.

Величко, «Владимир Соловьев любил и людей, и жизнь, с особой напряженностью испытывая радости ее, но намеренно устранялся от всяких земных уз, намеренно ставил пределы собственному сердцу, даже в проявлениях любви к родным и друзьям.

Владимир предпочел проститься с университетом и Москвой, переехал в Петербург где принял должность члена ученого комитета при министерстве народного просвещения.

К памяти отца, умершего в 1879 году, Владимир Соловьев обращался постоянно, но лишь в последние годы жизни стал без оглядки ссылаться на его авторитет, вспоминать его поучительные беседы (о современном человечестве, которое есть «больной старик», о разговоре «отсталого» купца с «передовым» естественником), написал небольшую статью «Сергей Михайлович Соловьев».

Ведь Владимир Соловьев как будто бы стоял на позициях умеренно-консервативных.

Новокрещенный Владимир понял, что отнимать жизнь у людей обезоруженных и, следовательно, безвредных — в отмщение за их прежние злодеяния, противно христианской справедливости.

Находя несправедливою смертную ка::нь, Владимир также отрицательно относился и к войне с христианскими народами, сохраняя свою дружину только для защиты земли от диких и хищных кочевников, недоступных никаким другим аргументам, кроме вооруженной силы.

Подчиняя внешнюю политику духу миролюбия, Владимир во внутренних делах проявлял дух Христов не только с отрицательной его стороны — справедливости, в силу которой он считал грехом умерщвлять даже разбойников, но и с положительной стороны — милосердия, о чем свидетельствуют его постоянные заботы о бедствующем населении Киева и других мест*.

Верное понимание христианства сказалось, наконец, и в том светлом радостном настроении, которое возобладало в жизни и княжении Владимира и осталось в народной памяти о нем, связанное с полуисгорическими, полумифологическими образами и выраженное в прозвании Красного Солнышка.

Через сто лет после Владимира Св.

его правку:* Владимир Мономах оставил поучение, проникнутое тем же духом.

Владимир Мономах, который, подобно своему прадеду, был настолько проникнут христианским духом, что считал непозволительным умерщвлять даже злодеев, должен был всю свою жизнь провести: на коне в непрерывных походах, защищая народ от диких хищников или усмиряя усобицы князей.

Эта необходимость, уже ясно сознававшаяся ближайшими преемниками Владимира Мономаха — Юрием Суздальским и Андреем Боголюбским,— была только наглядно подтверждена для всех монгольским нашествием, против которого слабогосударственная Русь оказалась беспомощною.

Без сомнения, между Владимиром Святым и Петром Великим, это есть самое значительное, характерное и интересное лицо в нашей истории.

Предпочтя гнилое языческое предание лучшим заветам Владимира Святого и Мономаха, несчастный парь погубил себя, свою династию и довел до края гибели саму Россию.

Всем известно предание о том, что смятенные знаки царской власти перешли к московским государям от их предка, великого князя киевского Е'Ладимира Всеволодовича, который в свою очередь получил их ь дар от восточно-римского императора Константина Мономаха (передавшего Владимиру и это прозвание:).

Так, вероятно впервые, было произнесено слоно, которое в общественном сознании прочно соединилось с Владимиром Соловьевым, с его внешним обликом и характером, с сутььэ его воззрений.

Владимира Соловьева в каком-то странном несоответствии, точно служилм выражением различного духовного склада или даже принадлежали двум разным лицам» '.

В «Оправдании добра» есть слова, которые, пусть и в противоречии со сказанным выше, нельзя не отнести к Владимиру Соловьеву: «Истинный пророк есть общественный деятель, безусловно независимый, ничего внешнего не боящийся и ничему внешнему не подчиняющийся.

Владимир Соловьев.

На это великий хнязь Владимир Мономах держал такую речь: «Вы жалеете смердов, а о том не подумаете, что вот придет весна, выедет смерд в поле.

На этот раз пристыженные князья послушались, и земля отдохнула при Владимире Мономахе.

"1 о вы мне рассмзываете такое происшествие, которое никогда ни с кем из нас не случалось и, наверное, не случится, то поминаете какого-то Владимира Мономаха, которого, может быть, вовсе не существовало и до которого нам, во всяком случае, нет никакого дела.

Пусть Владимир Мономах существовал действительно, а не в воображении только какого-нибудь мниха Лаврентия или Ипатия; пусть даже он был превосходнейшим человеком и искренне жалел «смердов».

Но Владимир Соловьев с ними не согласился.

— Невозможно спорить против того, что Владимир Мономах хорошо делал, когда громил половцев, и что генерал хорошо сделал, что перебил башибузуков.

Да будут услышаны слова создателя «Оправдания добра», русского мыслителя Владимира Соловьева, видевшего несовершенство мира и человечества, но исповедовавшего великое учение о всеединстве — всеедин-стЕ;е Бога, Природы и Человека — и верившего в торжество истины, добра и красоты!

Но как в таком случае назвать время Достоевского и Льва Толстого, Тургенева и Гончарова, Фета и Тютчева, в которое Владимиру Соловьеву выпало счастье жить и творить?

Не знал своей судьбы и сам Владимир Соловьев, умерший 31 июля 1900 года в имении своих друзей Трубецких Узкое и похороненный на Новодевичьем кладбище рядом с могилой отца.

Таков завет классического русского писателя Владимира Сергеевича Соловьева.

Владимир Соловьев родился 16 января 1853 года в Москве.

Отцом Владимира был великий русский историк Сергей Михайлович Соловьев.

Владимир был четвертым ребенком в семье, и внимания ему уделяли не больше, чем остальным.

Владимир выдался в мать, и отец дразнил его «печенегом».

А после столь оригинального установления материального порядка не менее замечательное водворение христианства и великолепный образ Святого Владимира, усердного и фанатического поклонника идолов, который, почувствовав неудовлетворенность язычества и испытывал внутреннюю потребность в истинной религии, долго размышлял и совещался, прежде чем принять эту последнюю, но, став христианином, пожелал быть им на самом деле и не только отдался делам милосердия, ухаживая за больными и бедными, но проявил большее проникновение евангельским духом, чем крестившие его греческие епископы; ибо этим епископам удалось только путем утонченных аргументов убедить этого, некогда столь кровожадного князя в необходимости применять смертную казнь к разбойникам и убийцам: «Боюсь греха», говорил он своим духовным отцам.

И затем, когда за этим «красным солнышком» — так народная поэзия прозвала нашего первого христианского князя,— когда за этим красным солнышком, озарявшим начало нашей истории, последовали века мрака и смут, когда после долгого ряда бедствий, оттесненный в холодные леса северо-востока, притупленный рабством и необходимостью тяжелого труда на неблагодарной почве, отрезанный от цивилизованного мира, едва доступный даже для послов главы христианства*", русский народ опустился до грубого варварства, подчеркнутого глупой и невежественной национальной гордостью, когда, забыв истинное христианство Святого Владимира, москов* Смотри интересный этюд отца Пирлинга, «Рим и Москва, 1547— 1579».

И вот, вспоминая все это, говоришь себе: сколь велико и прекрасно должно быть в своем конечном осуществлении национальное дело, имевшее таких предшественников, и как высоко должна, если она не хочет упасть, ставить свою цель страна, имевшая во времена своего варварства своими представителями Святого Владимира и Петра Великого.

Действительно, стоило России страдать и бороться тысячу лет, становиться христианской со Святым Владимиром и европейской с Петром Великим, постоянно занимая при этом своеобразное место между Востоком и Западом, и все это для того, чтобы в последнем счете стать орудием «великой идеи» сербской и «великой идеи» болгарской!

Не этой России, какой мы ее видим теперь, России, изменившей лучшим своим воспоминаниям, урокам Владимира и Петра Великого, России, одержимой слепым национализмом и необузданным обскурантизмом, не ей овладеть когда-либо вторым Римом и положить конец роковому восточному вопросу.

У Владимира биографы единодушно находят какую-то «мистическую любовь» к нищим, которых он щедро одаривал с тех пор, как у него завелись карманные деньги.

Переход от историософии к эстетике, от публицистики к литературной критике подчас, быть может, излишне резок, но — таков и был Владимир Соловьев, мыслитель мирового масштаба и широких интересов.

Соловьева печатаются, как правило, по последним (чаще всего единственным) прижизненным публикациям, сверенным с «Собранием сочинений Владимира Сергеевича Соловьева» (2-е изд.

Рачинским: Владимир Соловьев.

Политика великого князя киевского Владимира Святого (980— 1015) здесь безнадежно идеализирована, как и в ранней работе Соловьева «Владимир Святой и христианское государство» (1888).

Наиболее ПОЛНО ПОЭЗИЯ Соловьева представлена в сборнике: Владимир Соловьев.

Большинство произведений датированы самим Владимиром Соловьевым, ему же принадлежат и примечания к некоторым стихотворениям и к поэме «Три свидания».

У Владимира Соловьева была особенность, воистину редкая: необыкновенная вера в правильность своих религиозно-философских и общественно-политических воззрений уживалась с постоянными сомнениями в себе как поэте.

Нескладных виршей полк за полком Нам шлет Владимир Соловьев, И зашибает тихомолком '

Романовой привлекают нежностью чувства, чистотой и благородством помыслов, верностью юного Владимира Соловьева идеалам христианства.

СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич

Если послушать некоторых патриотов, то придешь к мысли, что крещение Святого Владимира, столь действенное для самого князя, для его нации было лишь крещением водой и что нам следовало бы принять вторичное крещение духом истины и огнем любви.

Чтобы стать христианскои, она должна отречься от нового идолослуже-ния, менее грубого, но не менее нелепого и значительно более вредоносного, чем идолослужение наших языческих предков, отвергнутое Святым Владимиром.




Главный редактор проекта: Мавлютов Р.Р.
oglib@mail.ru